Вдохновитель порока Маркиз де Сад — символ изощренного сладострастия и зла


Его имя известно даже людям, никогда не увлекавшимся историей. Образ мыслей и вызывающие поступки сделали Донасьена Альфонса Франсуа де Сада чудовищем для своих современников, а само его имя даже породило психиатрический термин — садизм. Но по большому счету, этот аристократ, живший на рубеже столетий, виновен лишь в том, что намного опередил свое время в области эротических развлечений.

Вдохновитель порока Маркиз де Сад - символ изощренного сладострастия и зла

Вдохновитель порока Маркиз де Сад — символ изощренного сладострастия и зла

Рожденный в семье французского аристократа Жана-Батиста Жозефа Франсуа де Сада, будущий писатель был любимцем домочадцев. Его хотели как можно скорее пристроить к французскому двору, где имелся маленький принц Конде, его сверстник. Мать Донасьена Альфонса Франсуа, фрейлина принцессы Конде, делала высокие ставки на своего младенца. Но увы — мальчик своего предназначения не оправдал: мало того, что наследник престола не интересовал его ни в коей мере, он малолетнего де Сада еще и раздражал. В конце концов, чтобы избавиться от докучливого товарища по играм, Донасьен как следует принца стукнул. И тут же судьба обернулась черной стороной — Донасьена прогнали от двора.

На лоне природы.

Изгнаннику было всего пять лет. Последующие пять он провел в замке дяди в Провансе, и его любимым местом для игр стал огромный подвал, где не было ни единой живой души, кроме насекомых и крыс. Здесь он мог предаваться своим мечтам, и никто его не отвлекал. Ум у юного графа де Сада был изобретательный и своевольный, чужой воле он подчиняться не желал. Однако когда отроку исполнилось десять лет, парижские родители о нем вспомнили и велели вместе с учителем, нанятым дядей, ехать в Париж. Впрочем, с родителями Донасьен не остался — они к тому времени успели развестись. И юный граф жил в комнатах своего учителя, а для обучения был определен в знаменитый Иезуитский корпус, где всякое вольнодумие должно было погибнуть в зародыше. Однако этого не произошло.

В Иезуитском корпусе граф провел еще несколько лет, после чего поступил в кавалерийское училище — это было всяко приятнее обучения у иезуитов. В 1755 году его выпустили из училища в чине младшего лейтенанта. И де Сад, шестнадцати лет от роду, тут же попал на Семилетнюю войну.

Оказался, между прочим, смелым юношей, через год получил звание корнета, попал в гвардейский полк, еще через два года дослужился до капитана кавалерии. Вроде бы начиналась неплохая военная карьера, но… Капитан де Сад был неуживчив, в полку у него были одни только враги, его отношения собратьями по оружию дошли до такой неприязни, что пару раз он просил о переводе — куда угодно, хоть с понижением в звании, только бы подальше от сослуживцев.

Несколько раз он дрался на дуэлях, один раз завел интрижку, которую принимал за любовь, потом ему стало ясно что это всего лишь интрижка; а барышня с этим не желал соглашаться, но слава богу полк перевели. А еще через некоторое время военная карьера стала казаться Донасьену бессмысленной глупостью. И он уволился из армии.

Графу де Саду, который именовал себя маркизом было 23 года. Он вернулся в Париж. Отец тут же реши устроить его судьбу. Средство устроения судеб было хорошо известным – женитьба. Ему даже успели приискать достойную невесту: Рене Пелажи Кордье де Mompei старшая дочь президента налоговой палаты. Беда только, что самому Донасьену больше нравилась младшая, Луиза. И так нравилась, что он попросил ее руки, в которой ему тут же и отказали.

Ни мольбы, ни угрозы не смягчили сердце господина де Монтрей. Свое решение он мотивировал просто: сначала замуж должна выйти старшая дочь. Решение он подкрепил королевским разрешением на брак.

Деваться было некуда, 17 мая 1763 года состоялась эта свадьба, которая совсем не обрадовала Донасьена, хотя его неожиданная невеста была влюблена в него без памяти. Донасьен ее тихо ненавидел. И предпочитал шляться по злачным местам, снимать проституток и развлекаться с актрисами.

Его выходки становились все неистовее и — для того времени — извращеннее. Теща была этим возмущена до глубины души. Вероятно, она и подстроила своего рода ловушку: де Сада арестовали прямо в борделе и отправили на 15 суток в тюрьму. Это его не образумило!

Он почти открыто стал возить своих девушек к себе, на виллу д’Арней. А между тем у него только что родился сын. Госпожа Монтрей была в ярости. Думается, с ее легкой руки объявилась девица Келлер, которая обвинила де Сада в изнасиловании. Его тут же взяли под стражу, и несколько месяцев он провел в самых разных тюрьмах. Теща думала, что этого урока ему хватит. Она ошибалась.

Вечный узник.

Пара лет прошла относительно тихо, но к жене Донасьен никаких чувств не питал. Он вроде бы вновь вернулся на военную службу, получил чин полковника. Но его это занятие не влекло. Уединившись в имении Лакост, Донасьен написал свою первую комедию и даже поставил ее на собственной сцене.

Комедию нашли скабрезной, но хохотали от души. А потом все вернулось на круги своя. И тут же против де Сада соорудили новое уголовное дело — марсельское. Его обвиняли в отравлении и противоестественном сексе с несколькими девушками. Суд приговорил де Сада и его слугу к смерти, но казнь не состоялась — обоим обвиняемым удалось бежать, причем Донасьен тут же отправился в путешествие в Италию, и не один, а с Луизой, в браке с которой ему когда-то отказали. Теща бросилась в ноги королю и обзавелась предписанием о выдаче блудного зятя и заключении его под стражу.

руины замка

Замок Лакост (Франция), бывший в собственности Маркиза Де Сада, сегодня представляет собой груду развалин. В углу фотографии изображен фамильный герб Де Сада.

Арестовали его в Италии и он провел около полугода в тюрьме крепости Миолан. Потом Рене-Пелажи уговорила матушку вернуть ей мужа, и де Саду был устроен побег. Он вернулся в свой Лакост, однако никакой благодарности Рене-Пелажи не дождалась. В замке вновь появились девушки, и жена предпочла уехать оттуда сама.

Слухи о развлечениях де Сада оптимизма ей не внушали. По слухам, маркиз заманивал и совращал девушек. Когда он в 1777 году отправился в Париж попрощаться с умирающей матерью, его тут же взяли по доносу и посадили в Венсенский замок. В этом исправительном заведении ему было суждено провести 13 лет.

Рукопись Маркиза Де Сада и прежизненное издание его книги.

Рукопись Маркиза Де Сада и прижизненное издание его книги.

Первое время тюремщики обходились с ним жестоко, он вынужден был просить жену принести белье и еду, но хуже всего было то, что ему запрещали писать. И лишь спустя два года наконец-то ему выдали перо, чернила и бумагу. Узник Венсенского замка, лишенный реальной жизни, проживал эту жизнь, экспериментируя над судьбами своих персонажей. И это стоит учитывать, когда отождествляют реального маркиза де Сада с его героями. Он проводил своих героев и героинь через все страдания и наслаждения плоти.

В конце концов, мыслить и сочинять — это было единственнои возможностью не сойти в тюрьме с ума.

Великая французская революция.

В 1782 году Донасьена перевели в Бастилию. Здесь он просидел до лета 1789 года. Здесь же он написал большую часть своих тюремных пьес и новелл.

14 июля парижане взяли Бастилию и выпустили узников. Но Донасьена успели увезти в больницу для умалишенных Шарантон — так охрана отплатила ему за крики из камеры с призывом к народу освободить заключенных за несколько дней до штурма тюрьмы.

Свобода пришла к нему лишь в апреле 1790 года. На другой же день Рене-Пелажи с ним развелась. А маркиз стал просто гражданином Луи Садом.

Первое время он радовался переменам: вдруг стало возможным издавать и ставить на сцене его творения, революционное правительство не признавало Бога. Ему показалось, что с морали стало сползать лицемерие.

Гражданин Сад присоединился к революционерам. Он даже стал комиссаром. Но революция переросла в террор, и скоро сам Сад оказался гонимым: ему вынесли смертный приговор, он попал в новую, революционную тюрьму, и от смерти его спасла только всеобщая неразбериха — дело гражданина Сада затерялось, и казнить его не успели. Ему удалось спастись.

Вдохновитель порока Маркиз де Сад - символ изощренного сладострастия и зла

Вдохновитель порока Маркиз де Сад — символ изощренного сладострастия и зла

Нищий, больной, старый маркиз зарабатывал на жизнь в театре в Версале. В 1801 году он попал в приют для нищих Сент-Пелажи, а оттуда его отправили в отлично известный ему Шарантон, где он и умер в декабре 1814 года.

И хотя Шарантон был ничуть не лучше тюрьмы, последние 13 лет своей жизни Сад был рад и Шарантону: там он снова мог думать и писать, то есть заниматься единственным делом, для которого он и был предназначен, — вечный узник и самый свободолюбивый человек своего времени Донасьен Альфонс Франсуа, граф де Сад.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *