Аномалии Тургайского прогиба

Рассказывает журналист Ю. Метелев:

Тургайский прогиб — удивительный край. Во всем необъятном Казахстане другого такого не сыскать. Обдуваемый всеми ветрами, простирается он к югу от Зауралья и Казахского мелкосопочника на многие сотни километров до зыбучих полупустынь Приаралья.

Чуть всхолмленные долы, поросшие пшеницей, уходят за линию горизонта, настоянный на степных травах целительный воздух, тысячные стада антилоп-сайгаков, бегущих по степи вровень с ветром, сказочные богатства недр и над всем этим — синее небо с вечерними и утренними зорями редкой чистоты благодаря исключительной прозрачности атмосферы.

карта

Днем в летнюю пору термометр может показать больше 40 градусов по Цельсию в тени, а ночью впору спать в меховом спальном мешке. Неделями может палить беспощадное азиатское солнце, и вдруг неожиданно, из невесть откуда взявшихся туч, хлынет такой силы ливень, что за стеной воды не увидишь и капота своего автомобиля. И есть еще одна особенность Тургая. Здесь, как ни в каком другом месте, можно наблюдать не только дневные, но и ночные миражи.

Хорошо помню, как я, впервые попав в Тургай, увидел мираж. Наша экспедиционная машина шла уже несколько часов по безлюдной местности, направляясь в район реки Иргиз. Солнце палило нещадно, и все, кто находился в кузове грузовика, мечтали только об одном — поскорее добраться до реки и окунуться в прохладную воду.

И река неожиданно появилась, как только мы поднялись на холм. Под лучами солнца вода искрилась и играла бликами, а по обоим ее берегам росли тенистые ивы. От радости я закричал: «Ура, приехали!» Но мои попутчики, проработавшие в здешних краях не один полевой сезон, посмотрели на меня как на Сумасшедшего.

— Это же мираж! — сказал один из геологов. — Присмотрись внимательней. Видишь, как все размыто и дрожит в воздухе.

пейзаж

Действительно, так оно и оказалось, а вскоре дивная картина исчезла, словно растаяла в воздухе. Потом я привык к таким миражам и перестал обращать внимание на реки, озера, деревья, возникавшие по обеим сторонам дороги при переездах. Однажды, находясь в Приаралье, нам даже довелось увидеть город Актюбинск, до которого было не меньше 300 километров. Многоэтажные жилые дома, тенистые зеленые улицы и даже городской транспорт, казалось, были на расстоянии всего 2—3 километра.

Миражи, о которых я рассказал, уже давно хорошо изучены и объясняются чисто физическими законами преломления и отражения света от весьма далеких объектов. Один американский метеоролог в начале XX века наблюдал, по-видимому, самый удаленный объект миража. Находясь на восточном побережье США, он увидел африканский город, а ученый Фламмарион в своей книге «Атмосфера» подробно описывает мираж сражения при Ватерлоо в июле 1815 года.

На утреннем небе отлично было видно не только войско, но и костюмы бойцов, артиллерийское орудие со сломанным колесом. Непременным условием проявления таких миражей должна быть высокая прозрачность атмосферы и неравномерная прогреваемость верхних и нижних ее слоев, что очень характерно для Тургая с его резко континентальным климатом. Но можно увидеть в Казахстанском Тургае и весьма необычные миражи — ночные.

Представьте себе: в вечерних сумерках где-то у горизонта, а порой и на расстоянии 1—2 километров от вас неожиданно появляется яркий свет. Он то разгорается сильнее, то меркнет или горит равномерно и ровно и потом неожиданно исчезает. Судя по имеющейся у вас карте, в месте появления свечения нет никакого жилья, а свет видят все.

Наш бывалый шофер экспедиции из местных казахов Тимур объясняет все просто: «Это душа умершего блуждает у своего дома». Под домом он понимает глинобитный домик—могильник, в котором, по мусульманской традиции, оставляют тело умершего. Таких могильников в Казахстане немало.

могильники

Сравнительно недавно в Тургайской долине были найдены загадочные древние геоглифы (наземные насыпные изображения)

могильники

Как-то мы решили проверить сказанное Тимуром, и, когда в районе аула Амангельды неожиданно появился загадочный свет, мы поехали на машине в том направлении. И в самом деле, примерно через 3 километра мы достигли роскошного могильника, но к этому времени загадочный свет переместился дальше. «Душа пошел далеко, далеко пустыня и не хотел встретить русский», — объяснил шофер.

Таинственными ночными огнями Тургая занималась не одна специально организованная экспедиция. Ученым удалось установить, что чаще всего огни можно увидеть в районе поселков Семиозерное, Диевка, но особенно в районе реликтовых Аманкарагайского и Терсекского лесных массивов. Эти сравнительно небольшие леса — своеобразная достопримечательность пустынных степных мест. Они состоят преимущественно из вековых сосен и лиственного подлеска.

Местные жители утверждают, что видят иногда несколько огней прямо над вершинами деревьев. При этом огонь, приятного на вид цвета, способен перемещаться. Причины тяготения ночных огней к лесу никто не может объяснить, но нельзя сбрасывать со счетов (личное мнение автора) возможность приземления в указанных местах неопознанных летающих объектов, которым удобно маскироваться в здешних лесах, чтобы не привлекать к себе внимания посторонних.

Добавлю, что из этих районов без помех можно вести наблюдение за взлетами космических ракет с космодрома Байконур, расположенного относительно недалеко от этой части Тургая.

Странные ночные огни в Тургае не однажды становились причиной чрезвычайных происшествий. Дело в том, что степные дороги в Тургае — это не то, что принято думать, когда речь идет об автодороге между Гатчиной и Красным Селом. Дороги Тургая способны поставить в тупик и свести с ума (в буквальном смысле слова) даже опытного геолога, хорошо знающего местность и вдобавок владеющего картой и компасом.

Однажды мне довелось перегонять прошедшую ремонт на базе Среднеазиатской экспедиции в поселке Челкар (Приаралье) грузовую машину на север Тургайского прогиба в поселок Семиозерное.

Машина была нужна одному из полевых отрядов экспедиции. Кроме водителя и меня в машине находился также и опытнейший петербургский геолог Вадим Селезнев, знавший путаные дороги Тургая как свои пять пальцев. Нам предстояло выбрать два маршрута: длинный, проходивший дугой по наезженным грунтовым дорогам через ряд городов и поселков, и короткий, идущий по глухим и необжитым территориям, и где собственно дорогой назывались две плохо ли, хорошо ли укатанные на земле колеи.

Последний вариант позволил бы нам сэкономить двое суток, а также полбочки бензина (правда, бензин стоил тогда совсем дешево). Естественно, что мы выбрали второй вариант. Выехали ранним утром, рассчитывая за сутки преодолеть маршрут. И сначала все шло отлично. Мы даже позволили себе роскошь с часок поохотиться за дрофой — птицей весьма осторожной.

камень в степи

Вадиму удалось подстрелить ее, обеспечив тем самым нам великолепный ужин. Мы продолжили движение, но с наступлением ночи и без того едва видимая в свете фар степная дорога стала все хуже и хуже различаться, а потом колея и вовсе сошла на нет, словно слившись со степью. Явление такое для Тургая обычно.

Вадим принял решение дождаться утра и с рассветом продолжить путь. Расстелили войлочную кошму, быстро ощипали, выпотрошили и поджарили на паяльной лампе дичь и, достав хлеб, помидоры, огурцы и дыни, устроили пиршество под звездным азиатским небом. Не успели мы закончить трапезу, как вдали появился загадочный огонек.

Казалось, что он был не дальше трех километров от нас и медленно перемещался. Возможно, это был мотоциклист, ехавший с зажженной фарой по дороге, которую мы потеряли. Естественно, что появилось желание ехать в том направлении, но Вадим, внимательно следивший за перемещавшимся огоньком, сказал: «Это мираж. Может быть, кто и едет километров за 40 отсюда, но мы двинемся в путь с рассветом, как и наметили».

Вскоре загадочный огонь исчез, и только крупные звезды, усыпавшие черное, как смола, небо, светили нам. Утром мы не без труда, используя и компас, и карту, взяли нужный азимут и вскоре «подсекли» утерянную колею. Она оказалась совсем в другом месте, чем виденный нами накануне огонь. К вечеру второго дня мы благополучно прибыли в Семиозерное, больше не увидев огней.

А вот еще аналогичный пример, но уже не с таким благоприятным концом. Теплым июльским вечером грузовая машина с двумя актюбинскими геологами и шофером выехала из курортного поселка Кос-Истек под Актюбинском на юг в сторону Аркалыка. Шофер-казах вел машину по короткому маршруту глухими степными путями. Надо полагать, они также экономили время и бензин.

С наступлением ночи водитель, как и мы, потерял колею, но вместо того, чтобы дождаться утра, не придумал ничего умнее, как попросить геологов пойти искать утерянную дорогу, которая, по его мнению, была где-то поблизости. Естественно, что он оставил включенными фары и по договоренности время от времени сигналил. Геологи разошлись один влево, другой вправо от грузовика. Шофер прождал их несколько часов, но они не возвращались. Он отчаянно сигналил, переключая ближний свет фар на дальний. Все было бесполезно. Люди как сквозь землю провалились.

Дождавшись утра, шофер благоразумно устремился в обратный путь, чтобы сообщить о случившемся… На базе экспедиции немедленно забили тревогу, понимая, чем это может закончиться для людей, оставшихся без воды и укрытия. По рации связались со всеми полевыми отрядами геологов, работавшими на близлежащих территориях, и с аэропортом Актюбинска.

Небольшой самолет АНД вылетел на поиски. Пилотам удалось обнаружить пропавших геологов в начале третьего дня поисков. Увы. Оба они были мертвы. Солнце убило их еще в первый день пребывания в полупустыне. Почти все, кто знал эту историю, считали, что главной причиной гибели актюбинцев стали загадочные миражные огни Тургая. Не приходится сомневаться, что геологи приняли миражный свет за огни фар своей машины и уходили все дальше и дальше в полупустыню.

И это далеко не единственный случай. Один русский шофер из города Шевченко (ныне Актау), всю жизнь колесивший по Казахстану, поведал мне, что каждый год уносит по несколько шоферских жизней и что бывалые водители всегда стараются ехать в паре с другой или несколькими обязательно исправными машинами, запасом топлива и воды, а в зимнее время — еще и водки. Алкоголь берут не ради удовольствия, а на случай сильного мороза для согрева организма.

Мой старый приятель Олег Ксенофонтов, проработавший в Казахстане около 40 лет, рассказал мне еще одну историю. Он не только вспомнил и подтвердил то, что я сообщил читателям, но и привел еще один интересный пример «геологических будней». Один из полевых отрядов ленинградцев проводил геологические изыскания на побережье Аральского моря.

Примерно раз в неделю к полевикам приезжала машина с питьевой водой и продуктами питания. Однажды машина не пришла в назначенный день. Не имея больше продуктов и израсходовав почти всю пресную воду, геологи решили добраться пешком до своей базы. Расстояние было не очень большое, около 30 километров. Вышли еще до рассвета, чтобы успеть одолеть путь до максимума солнцепека.

Несмотря на большой опыт их руководителя, они заблудились в полупустыне. Им всем грозила гибель, но помог случай. Геологам удалось выйти на большой могильник, внутри которого даже в сильную жару царит прохлада. Там они и прятались от солнца. А экспедиционная машина вскоре приехала и, не обнаружив людей, вернулась на базу.

Понятно, что были немедленно организованы поиски. Уже на вторые сутки геологов нашли. Все они были чуть живые от нервного потрясения, а повара отряда — молоденькую девушку — пришлось госпитализировать. Она бредила и говорила какие-то небылицы. К счастью, уже через месяц поправилась, но ей категорически было запрещено находиться в жару в степи.

Природа таинственных огней в Тургае до сих пор не исследована до конца. И никто не может утверждать, что эти огни всего лишь мираж.

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *