04.12.2020

Дом Ф.О.Шехтеля на большой Садовой улице как итог эволюции творческого метода мастера

Московская архитектура рубежа XIX – XX веков стала объектом пристального научного интереса. Как архитектурному процессу в целом, так и творчеству крупнейшего мастера эпохи московского модерна – Ф.О. Шехтеля, посвящены фундаментальные монографии и научные статьи. В частности, следует отметить работы Е. И. Кириченко [1], М. Фединой [2], М.В. Нащокиной [3,4], Т.А. Молоковой и В.П. Фролова [5]. В поле зрения исследователей попадает неоклассицистическая версия модерна и, в целом, влияние античного наследия на русскую архитектуру XIX – XX веков. Этим проблемам посвящены отдельные работы М.В. Нащокиной [6], Т.А. Молоковой и В.П. Фролова [7]. В контексте данной статьи, эти исследования представляют несомненный интерес, поскольку последний дом Ф.О. Шехтеля был построен именно в стилистике неоклассицизма.

Фёдор Осипович Шехтель

Следует отметить значительность этой постройки в категории жилых домов совершенно особого рода, а, именно, зданий, спроектированных и построенных архитекторами для самих себя. Подобная деятельность была свойственна многим московским предшественникам Ф. О. Шехтеля. Известны примеры таких сооружений, выполненных В.И. Баженовым, М.Ф. Казаковым, А.Г. Григорьевым и, даже в советский период – К.С. Мельниковым. Одной из главных задач при проектировании дома для себя становится выражение личностного самосознания и понимания своего места в мире, представление о личности как о самоценном и неповторимом явлении. Собственные дома архитекторов, как правило, отмечены ярко выраженным индивидуальным началом и воплощением творческого программного кредо.

Новое здание, несмотря на наличие приставных дорических колонн, отличается от большинства неоклассических построек, распространившихся в начале XX столетия. В композиции ощущается свойственная модерну и чуждая неоклассицизму приверженность к сложным ритмическим соответствиям, взаимоисключающим характеристикам, контрастным сочетаниям симметрии и асимметрии. Облик здания многообразен и декларативен. Использование ордера возрождает строгий и простой образ архитектуры эпохи классицизма. При этом отсутствует прямое цитирование, буквальное воссоздание приемов, применяемых зодчими послепожарной Москвы. На облик здания повлияли не какието конкретные постройки О. Бове, Д. Жилярди или А.Г. Григорьева. Речь идет о метафорическом переосмыслении московского ампирного наследия в целом. Композиционное решение фасада отражает умонастроения тревожной, предреволюционной эпохи. Степень зрелости мастера, накопленный организационный опыт с блеском проявились в процессе строительства дома на Большой Садовой. Если разрешение на строительство было оформлено лишь в 1909 г., то к концу августа 1910 г. здание фактически было готово. То есть, весь цикл строительных работ был выполнен в течение одного сезона. Такой темп ведения работ был обусловлен предварительным согласованием всех условий с подрядчиками и поставщиками строительного оборудования. Шехтель в этом процессе проявил себя не только как архитектор, дизайнер, организатор, но и как инженер. Здание имело систему парового отопления, выполненную по проекту хозяина дома. Все элементы и части здания говорят о стремлении автора проекта создать семейное гнездо для человека, в полной мере реализовавшего свои творческие возможности, и мастера, который более не чувствовал необходимости кому-либо что-либо доказывать, а стремился достойно встретить старость именно в этом доме.

В ходе эксплуатации здания на Большой Садовой сменявшими друг друга владельцами (а в их числе были – глава ОСОАВИАХИМа Р.П. Эйдеман и знаменитый скульптор И. Д. Шадр) фасады сохранились почти полностью за исключением отдельных фрагментов кованого ограждения балкона. Однако, в начале 1990-х гг. здание на некоторое время оказалось бесхозным и подверглось варварскому опустошению. Большая часть интерьера была уничтожена. Невосполнимой утратой стала разборка и уничтожение имевшейся в холле открытой парадной лестницы, ведшей на антресоли. Простые кессоны потолка столовой, выполненные Шехтелем, еще во время переделок 1930-х гг. были заменены пышной лепниной. Однако и она была уничтожена в начале 1990-х гг.. После того, как здание было передано фонду «Стратегия», по его инициативе был осуществлен комплекс ремонтно-восстановительных и реставрационных работ.

Статья выполнена в рамках гранта РГНФ №15-01-00312/16 «Архитектурные па-мятники Москвы: прошлое и настоящее».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Кириченко Е.И. Архитектурное наследие Федора Шехтеля в Москве. – М.: Изда-тельский дом Руденцовых, 2009. – 360 с.
  2. Федина М., Кириченко Е., Сайгина Л. и др. Архитектурная сказка Федора Шехтеля: к 150-летию со дня рождения Мастера. – М.: Русский импульс, 2010. – 264 с.
  3. Нащокина М.В. Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. – 3-е изд. – М.: Жираф, 2005. – 560 с.
  4. Нащокина М.В. Московский модерн – 3-е изд., пересм., испр. и доп. – СПб.: Коло,
    2011. – 792 с.
  5. Молокова Т.А., Фролов В.П. Памятники культуры Москвы: из прошлого в буду-щее. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Изд-во АСВ, 2010. — 168 с.
  6. Нащокина М.В. Античное наследие в русской архитектуре николаевского време-ни. – М.: Прогресс – Традиция, 2011. – 776 с.
  7. Молокова Т.А., Фролов В.П. Влияние итальянской архитектуры на градострои-тельство России // Вестник МГСУ, № 4, 2011, с. 128-134.

Автор: К.Н. Гацунаев, Кандидат философских наук, доцент кафедры истории и философии НИУ МГСУ

просмотров всего 124 , просмотров сегодня 1 

Добавить комментарий

Войти с помощью: