Коптский магический кодекс


Перед вами — разворот коптского кодекса P. Macq I, входящего в коллекцию папирусов сиднейского Университета Маккуори. Кодексы, сменившие папирусные свитки на рубеже III–IV веков нашей эры, представляли собой книги из согнутых пополам и прошитых посередине листов пергамента.

коптский кодекс

Кодекс из коллекции Университета Маккуори, один из немногих сохранившихся до наших дней коптских магических кодексов, получил название «Учебник ритуальной магии». Впрочем, это не столько учебник, сколько справочник для практикующего мага, чьей повседневной работой было изгнание злых духов, любовные привороты, лечение болезней — водянки, воспалений глаз, лептоспироза. А иногда и практическое решение юридических проблем: известен заговор, позволяющий найти вора с помощью отрезанной головы утопленника. В помощь магу призываются высшие силы — Бог-Отец, Сын и Святой Дух «со всеми его ангелами», а заодно и множество мелких демонов, чьи имена (Адониэль, Армосиэль, Бафренемун) говорят о смешении египетских и иудео-христианских мистических традиций. Учебник напоминает, что, «обменявшись талисманами, их надо носить на голове, на руках, на ногах и на сердце», а также дает рецепт смеси смол кедра и мастикового дерева с водой и вином — может быть, для очистки кожи. Заклинания заканчиваются ритуальным «Эдэ эдэ, тахю тахю» — «Уже, уже, скорей, скорей!». Эта греческая формула (найдите ее над чертой в середине левой страницы) призвана гарантировать, что духи исполнят желание или просьбу клиента при первой возможности.

коптский кодекс

Тексты кодекса датируются примерно VII–VIII вв. нашей эры и написаны на коптском языке. Коптский — прямой потомок того древнеегипетского языка, с которым мы знакомы по иероглифическим надписям. Иероглифическая письменность использовалась в египетском языке примерно с третьего тысячелетия до н. э. На поздней стадии его развития, в VII веке до н. э., когда надписи всё чаще делались на папирусе или глиняных черепках — остраках, манера написания изменилась. Стала применяться скоропись, называемая (по Геродоту) демотикой, то есть «народным письмом» (от греч. δῆμος — «народ»).

Одна из характерных особенностей коптского — массированное внедрение в язык греческой лексики. Греческие существительные, глаголы, прилагательные, даже союзы становятся полноправными участниками живого коптского языка. Целыми юридическими формулами переезжают в коптский текст греческие идиомы. Коптский усваивает даже некоторые греческие предлоги, причем два из них, kata и para, спрягаются по лицам и числам, подобно их коптским эквивалентам. Чтобы оценить масштаб ассимиляции греческой лексики в коптском языке, попробуйте представить себе на русском предложение вроде Уже эбаут тайм, чтобы он подумал оф брак.

коптский кодекс

Египетский язык — лингвистический долгожитель: его письменная история длилась около 40 веков. Но после завоевания Египта арабами в VII в. нашей эры для него пришла пора увядания: мало-помалу вся официальная документация перешла на арабский, арабским стали пользоваться врачи, юристы, алхимики и даже монахи. Итальянские купцы, доплывавшие до севера Африки, еще успевают составить итальянско-коптские разговорники, но примерно в XII–XIII вв. коптский перестает функционировать как язык повседневного общения.

Первую коптскую грамматику опубликовал в 1636 году ученый-иезуит Атанасиус (Афанасий) Кирхер. Для изучения коптского он воспользовался папирусами, которые привозили из Египта монахи-пилигримы. Он же первым высказал смелое для того времени предположение, что коптский язык — это прямой потомок египетского и что он может помочь в расшифровке иероглифических надписей. Кирхер даже пытался писать письма своим знатным покровителям на коптском — попытка тем более трогательная, что понять его околесицу не мог бы не только адресат письма, но даже и сами копты, владей они всё еще к тому времени родным языком.

коптский кодекс

Большую часть уцелевшего корпуса коптского языка составляют фрагменты книг Нового Завета, в основном евангелий, сочинения настоятеля Белого монастыря (одного из древнейших монастырей Египта) Шенуте, мартирологи, жития и изречения отцов-пустынников. Кстати, слово скит восходит к названию комплекса коптских монастырей Шиэт, по-гречески Σκητις (см. Вади-Натрун, а также Wadi El Natrun).

Из-за постоянных гонений язычников и мусульман на христиан, а христиан различных исповеданий — друг на друга огромная часть манускриптов была уничтожена. Впрочем, время от времени то, что казалось пропавшим навсегда, внезапно находится. Такая история, в духе то ли «Тысячи и одной ночи», то ли «Графа Монте-Кристо», произошла с кодексами из Наг-Хаммади. В 1945 году в пещере Джабаль-аль-Тариф, неподалеку от того места, где столетиями раньше стоял Пахомиев монастырь, были найдены папирусы, среди которых, как потом оказалось, были гностическиетрактаты, евангелия от Филиппа и от Фомы и фрагменты перевода платоновского «Государства». Сперва они хранились в доме у братьев-пастухов, которые их нашли. Но вскоре таинственно погиб отец семейства, а мать, испугавшись, как бы странные находки не навлекли и других бед, сожгла часть рукописей. Братья отомстили убийце отца и скрылись, а остатки папирусов отдали на сохранение знакомому коптскому священнику, после чего рукописи разлетелись по музеям и частным коллекциям, так что собрать и опубликовать их удалось только к 1970 году.

Из этой истории видно, что опаснее всего для папирусов не столетия забвения, а те моменты, когда они всё-таки выходят на свет божий. Часто египетский крестьянин, нашедший свиток с рукописями, увидев, что покупатели из Европы ценят его находку на вес золота, резал папирус на полосы, чтобы каждую продать отдельно. Иногда, неумышленно, портили папирус и сами покупатели. Так, например, один из владельцев папирусов кодекса Чакос, найденного в Египте в 1970-х и содержащего, в частности, апокрифическоеевангелие от Иуды, решил для сохранности заморозить документы, отчего они рассыпались в пыль. Сегодня работа коптолога напоминает сборку пазла, а точнее, поиски затерявшихся фрагментов пазла по библиотекам мира.

Как ни далек от нас коптский язык, некоторые заимствованные из него слова отнюдь не вызывают у нас древнеегипетских ассоциаций. Что звучит обыденнее, чем слово «голубь»? А между тем эта обточенная веками и километрами форма латинского columbus — прямой наследник коптского chrompe. Такое родное для русского уха имя Пахом в переводе с коптского означает «орел» или «сокол». А программа Adobe в конечном счете обязана своим названием коптскому — «кирпич».

Нина Сперанская

18 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: