Таинственная история ойратской святыни


Без сомнения, самым великим человеком в ойратской истории следует признать Зая пандиту Намкай Гьяцо (Огторгуйн Далая). Его деятельность объединила ойратские ханства Джунгарии, Кукунора и Волги. Об этом великом человеке мы напишем отдельную статью, в серии статей, посвященных выдающимся ойратским монахам, а сейчас, вниманию читателей предлагаю удивительную историю одной ойратской святыни.

Г. Корнеев.

За шестьдесят три года жизни, наполненных постижением буддийских знаний, просветительской, миротворческой и религиозной деятельности Зая пандита перевел с тибетского на ойратский язык сто семьдесят семь фундаментальных религиозных сочинений. В их число входят: научные и религиозные трактаты, сутры и философские сочинения, медицинские и грамматические трактаты. Умер великий просветитель, миссионер, философ, политик, ученый и переводчик от паралича в 1662 году по пути в Тибет. Вот тут то и начинается наша история.

О смерти Зая пандиты в его биографии, именуемой «Лунный свет» (Сарин герел), составленной его учеником и помощником Ратнабхадрой сказано следующее:

«В полдень двадцать второго дня среднего осеннего месяца года вода-барс (1662), именуемого «Преумножающий добродетель», по окончанию чтения молитв идамам (личным божествам-покровителям) и в начале чтения молитв защитникам Дхармы [Зая пандита] растворил радужный свет своего тела в пространстве Дхармакаи, явив закон об освобождении от страдания.

Свет монгольской веры, рассеивавший тьму неведения словно солнце, освещающее Джамбутвипу, закатилось за гору!».

Миллионы верующих буддистов от Гималайских гор до берегов Байкала, от Великой Китайской Стены до степных просторов седого Каспия скорбели об этой великой утрате. Тело перерожденца было предано огню, после чего в пепле ученики обнаружили шариру (тиб. рингсел; большая, похожая на жемчужину субстанция, которая свидетельствует о высокой степени духовной реализации) размером с кулак, взяв ее в руки, Далай-лама произнес: «Воистину у святых людей каменное сердце!».

святыня

В прах его, по приказу Далай-ламы добавили в чернила, которыми ученики записали молитвы (тиб. зунг., ойр. тогтал) и вместе с шарирой приготовили для закладки в статую выдающегося ойратского учителя.

Статуэтка была отлита из чистого серебра, величиной с локоть Далай-ламы V и стоила триста лан. Работу выполнили шестнадцать непальских мастеров во главе с Мунидхармой, Амашином и Чэйданой. Все необходимое для изготовления статуи: уголь для расплавки серебра, само серебро, оплата за работу и остальное было взято из личной сокровищницы Далай-ламы V.

Далай-лама также написал стихотворное посвящение Зая-Пандите. Нужно заметить, что Зая пандита был первым (!) и, пожалуй, последним из религиозных и политических деятелей не тибетского происхождения, которому была оказана такая честь! (Перевод с тибетского и комментарий на это стихотворное посвящение Пятого Далай-ламы Зая пандите вскоре будет опубликовано нами).

святыня

Статуэтку Зая-Пандиты, ойраты бережно хранили и оберегали, передавая из поколения в поколения. Особо почитавшие Зая пандиту делали ее копии, которые теперь хранятся в разных коллекциях. Оригинал же пережил страшные годы маньчжурского нашествия на Джунгарию, когда больше миллиона ойратов жестоко были вырезаны от мала до велика. Бережно хранясь у истинно верующих людей, священная реликвия пережила народную революцию в Монголии, геноцид монгольского народа, устроенный маршалом Чойбалсаном, полет монгольского космонавта в космос… До шестидесятых годов XX века она хранилась у кочевника-арата Ж.Ванчига из Манхан сомона Кобдосского аймака Монголии. В юрте Ванчига ее видел и наш выдающийся калмыцкий ученый Андрей Васильевич Бадмаев, во время своей поездки в Монголию.

В 1967 году монгольский ученый Ж.Цолоо сделал фотографию статуэтки, после чего она загадочным образом бесследно исчезла. Ее следы растворились в великой степи. Со времени пропажи артефакта было предпринято множество попыток по его поиску, но все безрезультатно. Ученые даже выдвинули версию о том, что статуэтка была украдена и незаконно вывезена в Китай, поскольку одна из трех статуэток Зая пандиты действительно с давних пор находится в Китае, в государственном музее-дворце маньчжурских императоров в Пекине.

Попытки разыскать статуэтку, хранившуюся когда-то у Ванчига, предпринимали и члены нашей организации. Однако поиски успехом не увенчались. Даже дети Ванчига не смогли ответить на вопрос о том, где же все-таки находится знаменитая реликвия, хотя и сказали, что ясно помнят, как к отцу приезжало множество ученых, интересующихся ойратской стариной. Кому, когда и при каких обстоятельствах была передана эта святыня, они указать не могли.

И вот, наконец, 12 февраля 2014 года удивительная ойратская реликвия нашлась!!! Доктор филологических наук, профессор Ж.Цолоо, который по завету Ванчига тайно хранил ее у себя, принял решение передать на хранение в музей Богдо-хана Монголии. Таким образом, эта, имеющая огромную культурную, религиозную и историческую ценность реликвия, после долгого перерыва, вновь стала достоянием широкой общественности, и мы снова получили великое счастье ощущать свою выдающуюся историю не по рассказам ученых, а вживую, ощущая так необходимую нам историческую преемственность.

Еще несколькими артефактами обрадовал Ж.Цолоо всех ойратов мира. Профессор передал в музей Богдо-хана биографию Зая пандиты, называемую «Лунный свет» (Сарин герел), составленную Ратнабхадрой, а также сутру «Золотого света» (Алтан герел), текст Белозонтичной Тары (Цаган Шукертя) и островерхую пандитскую шапку. Как говорил хранитель реликвий Ванчиг, это подлинная шапка самого Зая пандиты, которую великий лама носил холодными монгольскими зимами.

Перефразируя писателя Михаила Булгакова можно сказать – «святыни не исчезают», если их ценят, в них верят и очень ждут.

С. Манджиев, Г. Корнеев.

25 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: